Последние новости
  • M.E.Doc заявил о возобновлении работы после атаки вируса Petya и обысков
  • Сотрудников Microsoft ждут массовые сокращения
  • ЕС внес 19 млн евро на Счет ядерной безопасности - ЕБРР
  • У M.E.Doc изъяли серверы, работа компании заблокирована - СМИ
  • После вируса Petya бизнесу в Украине грозят новые кибер-теракты
  • Заглянуть в будущее. 4 сценария для Украины после открытия рынка земли
  • Курс евро резко вырос относительно доллара США
  • В Украине возобновили работу сразу две электростанции
  • Борисполь передумал расконсервировать терминал для лоукостеров
  • В обход Украины. В Германии начались слушания по российскому газопроводу
  • Американские наркоманы любят Radiohead и The Cure
  • Сурганова будет выпускать синглы вместо альбомов
  • Noel Gallagher назвал дату выхода сольного альбома
  • «Аквариум» выпускает на виниле альбомы 80-х и 90-х годов
  • «Телевизор» выпустил «Отечество Иллюзий» на виниле
  • Реклама
    Реклама
    Реклама

    Для предварительно напряженных конструкций

    И если с ХФУ мир окончательно попрощался как раз в этом году (их производство было прекращено в развивающихся странах), то до полного отказа от ГХФУ еще сравнительно далеко. Их поэтапный вывод из обращения — один из важнейших проектов, реализуемых в нашей стране Организацией Объединенных Наций по промышленному развитию (ЮНИДО). Об истории обнаружения вредного воздействия озоноразрушающих веществ (ОРВ) и основных положениях и следствиях Монреальского протокола рассказывает эта статья. В том же 1985 году в Вене была созвана конференция, участники которой обязались принимать меры по защите озонового слоя. При этом Венская конвенция 1985 года имела рамочный характер, не предусматривавший каких-либо конкретных действий. Год спустя вновь состоялись многосторонние переговоры по проблеме изъятия из оборота озоноразрушающих веществ. Канада, США, Норвегия, Финляндия, Австралия и Судан считали, что выход — в замораживании их производства и в значительном ограничении потребления. Большинство европейских стран было согласно только на ограничение производства этих веществ. Развивающиеся страны были против принятия каких-либо административных мер, так как опасались, что они могут стать препятствием для развития промышленности. СССР и Япония придерживались сходной позиции, а практически все крупнейшие производители озоноразрушающих веществ были категорически против принятия любых ограничений. Нахождение консенсуса в результате продолжительных и трудных переговоров и консультаций (аналогичная ситуация, кстати, наблюдается в настоящее время при обсуждении соглашения, которое придет на смену Киотскому протоколу) завершилось подписанием тридцатью шестью странами 16 сентября 1987 года документа, получившего название «Монреальский протокол по веществам, разрушающим озоновый слой». В последующие годы были приняты четыре поправки к Монреальскому протоколу, скорректировавшие (в сторону ужесточения) обязательства, вытекающие из этого международного документа. По состоянию на сегодняшний день сторонами Венской конвенции и Монреальского протокола являются 196 стран, Лондонской поправки (1990 г.) — 195 стран, Копенгагенской поправки (1992 г.) — 192 страны, Монреальской поправки (1997 г.) — 181 страна, Пекинской поправки (1999 г.) — 165 стран. Монреальский протокол стал одним из наиболее успешных примеров международного сотрудничества в деле устранения серьезной экологической угрозы глобального масштаба. Однако вскоре стало ясно: его вступление в силу явилось стимулом для бурного роста производства ГХФУ и ГФУ в развивающихся странах. Концентрация ГФУ и ГХФУ в атмосфере увеличивалась со скоростью 15–20 % в год. Это породило новый виток исследований, которые показали: разрушение озонового слоя — не единственный вред, который наносят галогенуглероды нашей атмосфере. Практически все ГХФУ и ГФУ, накапливаясь в ее верхних слоях, создают парниковый эффект.
    Просмотров: 110
  • Дата: 17-11-2010, 14:10 |
  • Видео-бонус: